суббота, 11 февраля 2012 г.

Ввод советских войск в Иран в 1941 году



События, о которых пойдет речь ниже, в нашей историографии изучены крайне слабо. Тому есть ряд, и по большей части адекватных причин. Прежде всего - сама популярность операции, малый интерес, который она вызывает у большого круга читателей, вполне объясним: лето-осень 1941 года - вехи в нашей истории драматические, страна теряет за эти месяцы сотни тысяч своих сыновей, самые плодородные и развитые территории. Понятно, что в начальном периоде войны и до сих пор масса белых пятен, и историкам есть над, чем потрудится. Но, несмотря ни на что, в Иране в 1941 году лилась русская кровь, лилась, пускай и в гораздо меньших количествах, чем на западных рубежах - но это было, и мы не вправе забывать данную, славную страницу отечественного военного искусства.




Сейчас, когда у нас появилось так называемое течение альтернативной истории, благодаря откровенной научной нечистоплотности господ Фоменко и Резуна, все дебаты о первоначальном этапе войны сводятся к двум-трем вопросам, а именно - представлял ли себе генералитет РККА, как нужно воевать в современной войне, и готовил ли Сталин нападение на Германию. И на этом фоне операция, проведенная в Иране, выглядит, наилучшим доказательством того, что красные командиры, как тактики и стратеги хлеб свой ели не зря.

Из отечественных источников по данному вопросу нельзя не отметить мемуары маршала Гречко, воспоминания генерал-лейтенанта Козакова, начинавшего свой фронтовой путь именно с Ирана, с должности начштаба 53-й армии, Ф.И. Толбухин в своих записках также вспоминает эти события, т.к. тогда он исполнял обязанности начштаба ЗКФ. Из официальных источников - это директивы СТАВКИ, и приказы по Закавказскому фронту и САВО, ряд упомянутых мною документов привожу ниже. О развитии отношений Ирана со своими соседями в довоенный период написана масса толковых монографий, стоит лишь упомянуть, что здесь постоянно переплетались интересы России, Англии, Германии. Из современных работ наибольшего доверия заслуживают публикации профессора Саратовского Университета Ю.Г. Голуба.

Немцы очень активно начали сотрудничать с Тегераном на рубеже 20-30-х годов. Однако, еще в 1921 году, между Советской Россией и Ираном был подписан договор, где в 5-м и 6-м пунктах оговаривалось, что Советы имеют право ввести свои войска, в случаи угрозы своим южным рубежам. По истории нашей внешней политике мы знаем, каким Гордеевым узлом для России был Иран, здесь постоянным нашим оппонентом была Великобритания, и нередко соперничество доходило до кровопролития. С началом 2-й Мировой войны нефтедобывающие регионы Ближнего Востока оказались очень важными козырями у противоборствующих сторон, и как недавно стало известно, сразу, после начала войны Англия и Франция стали разрабатывать планы по вторжению в СССР через иранскую границу.

Обстановка поменялась кардинально, после нападения Фашисткой Германии на Советский союз, официальный Иран был вынужден либо держаться строго нейтралитета (согласно заявлений 39 года), либо примыкать к одному из враждующих лагерей, т.к. из всего Ближнего Востока только здесь производился авиационный бензин, а все нефтеперерабатывающие предприятия были оснащены современным оборудованием, здесь же находились самые большие разведанные запасы нефти. Уже 22 июня 1941 года английский посол в России, напрямую поинтересовался у Молотова возможностью введения частей РККА в Иран.

Этому шагу предшествовал целый ряд мероприятий Лондона в данном регионе. После успешного блицкрига немцев во Франции, и успешной войной Гитлера на море, Англия была вынуждена, уцепится за ближневосточную нефть. В мае 1939 года между Англией и Ираном был подписан договор - по нему Иран за импортные поставки расплачивался через Английскую Экспортную Кредитную Систему, что привязывало его к Лондону, в плане контроля за нефтью, как основного стратегического материала. С развитием упомянутых выше германских успехов, количество английских товаров резко сократилось, что привело в июле 1940 года к подписанию нового договора. Реза-шах (правитель Ирана) выбил с англичан значительные уступки, однако, ситуация осложнилась тем что, все подконтрольные Англии нефтедобывающие районы Ближнего Востока оказались под угрозой.

Сирия откровенно высказывала намерение перерезать средиземноморский нефтепровод, который являлся основным питанием для флота Британской короны. Эти события подтолкнули англичан к активным действиям - в мае 1941 года были введены войска в Ирак, в июне - в Сирию. С этого же момента начинается планирование операции об экспедиции Индийского корпуса и Персидского отряда в Иран. Единственным ее препятствием стали, уже упомянутые 5 и 6 пункты договора Ирана с Союзником. Но с 22.06.41 года ситуация изменилась. Как я уже говорил, прямо с этого воскресного дня начался зондаж почвы во всех трех столицах заинтересованных стран по поводу проведения совместной англо- советской операции. И хотя, 26 июня иранский посол еще раз подтвердил правительству Сталина о нейтралитете своей страны, доводы англичан были приняты к разработке. Сами же англичане делали ставку на тот аспект, что большая плотность немецкой агентуры в Иране ставит под вопрос использование этого региона для транзита ленд-лизовских грузов. Этим заявлением агрессивный Лондон, конечно же, скрывал свои истинные захватнические цели. Шаху, дабы не нарушать нейтралитета пришлось отказать нашему послу А.А. Смирнову в разрешении транзита военных грузов, чем он и подписал приговор своему правлению.

Здесь то и начинается еще одна загадка Сталина, как политической личности. Немецкой агентуры в Иране было не больше, чем в любой другой стране Востока, а консультации о военных поставках начали вестись в Москве только в июле, и сам Иран в этом разговоре приобрел свою значимость, только через год, после гибели печально известного каравана PQ-17. И на данный момент можно только строить догадки об истинных причинах побудивших И.В. Сталина, держать на протяжении всей войны в этой стране три полнокровные общевойсковые армии - архивы по этой проблематике еще не открыты. Возможно, что это было вызвано твердым намерением быть спокойным за южные рубежи государства, т.к. скорость немецкого блицкрига давала почву под предположения о захвате Ирана немцами. Также нельзя сбрасывать со счетов нежеланием отдавать все позиции в соседнем регионе островной Англии, поскольку топливная проблема для Лондона была столь наболевшей, что он мог вторгнуться в Иран и в одностороннем порядке. И, конечно же, не стоит забывать и о вопросе нацменьшинств – азербайджанский народ был представлен довольно значительной колонией на приграничных территориях, вдобавок, политика официального Ирана давала таки повод для своего неудовольствия у Кремля.

Перед III Рейхом в отношении Ирана стояли следующие цели: 17.02.1941 Гитлер издал циркуляр, где речь шла о том, что после успешного завершения Восточной кампании, необходимо организовать наступление на Индию и Афганистан. После этого появилась директива за № 32, где данные акции планировались на зиму 41/42 годов. К слову сказать, это было первое плановое мероприятие Вермахта после плана Барбаросса. Из ее абзацев ясно следует, что после победы над большевиками очередь придет английских колоний, и независимых стран Востока, Африки, Средиземноморья, первым в этом списке был Иран, поскольку он являлся единственным (неподтвержденные данные) экспортером Германии по хлопку и шерсти. Исходя из текста этой директивы, становится ясно, что после победы над Россией и решения «английской проблемы», мир пал бы ниц перед арийцами. Однако нельзя абсолютизировать на все 100% агрессивность Гитлера - у Германии с Ираном были налажены хорошие экономические связи, уходящие корнями еще в период до Первой Мировой войны, рачительные немцы не боялись инвестировать средства в экономику этого государства.

После принятия коллективного решения о вводе войск в Иран, началось осуществление данной операции на территории СССР (т.к. англичане уже стояли в Ираке). Ориентировочно 19 июля впервые началось обсуждение вторжения, Англия явно спешила, и именно в это время наши разведка докладывает о двойственной политике Британии в этом регионе (кстати, в 43 году в Иране англичане открыли разведшколу, куда набирались бывшие граждане СССР, об этом есть ряд художественных очерков), 16 августа советское руководство в жесткой форме потребовало от иранских властей высылки всех германских поданных, а 21 августа Ставка заявляет англичанам о готовности начать операцию 23 августа, однако, после срок перенесли на 25 число. Изначально планировалось задействовать отдельную 53-ю армию САВО и 44 с 47 армии ЗКО, каждая армия должна была пройти самостоятельно от прикаспия к Тегерану, англичане же, также, тремя колонами из Ханекина, Абадана и Бендер-Шахпура, их в первую голову интересовала нефть Керман-шаха и Хузестана.

Шах в это время искал выход из создавшегося положения, когда его кабинету приходилось метаться меж двух огней. 19.08.41 были отменены все отпуска для военнослужащих, в СМИ появился целый ряд патриотических выступлений уважаемых граждан, с призывам спасать Отечество. Произошла мобилизация 30 тысяч резервистов и армия достигла 200 тысяч, а 23 числа было заявлено о высылке всех немцев из страны, но колесо уже завертелось. 25 августа 1941 года премьер-министр Али-Мансуру получил от Советского и Английского руководства ноты, в которых говорилось, что германские спецслужбы затевают на территории Ирана смуту и беспорядки, а местная власть их в этом поощряет, и Союзники вынуждены принять превентивные меры. СССР опирался на договор 21 года, и подчеркивал о полной исключительности немецкой опасности, вопрос территориальной целостности Ирана даже не затрагивался. В эту же ночь началась акция вторжения.

В РККА к ней подготовились следующим образом: за год до войны ЗКО был усилен 10 дивизиями, три из которых приходилось на долю ВВС, и число самолетов возросло с нескольких десятков до полутысячи, одна - танковая, одна - кавалерийская, и пять - стрелковых. С началом ВОВ, после проведения мобилизации были развернуты 44, 45, 46, 47 общевойсковые армии, и 23 августа округ был преобразован в Закавказский фронт, под командованием генерала Д. Козлова. 53 общевойсковая армия генерал-майора Трофименко была сформирована в САВО, в июле 41-го. Намечалось, что продвижение войск займет 40 километров в сутки. Операция началась…

На рассвете маневренные группы советских пограничников пересекли границу, и без особых усилий перерезали линии связи, дороги и прочие коммуникации иранцев, одновременно в тыл были выброшены небольшие воздушные десанты, с целью захвата мостов и иного рода дорожных объектов, будь то, как перевалы и железнодорожные переезды. В директиве РККА значилось, что имеющие силы иранцев (порядка трех полнокровных дивизий) нельзя отпускать в глубь страны, на юг, а следует давить их сопротивление непосредственно вдали от основных баз и территорий с развитой инфраструктурой. Основной удар наносила 47-я армия, под командованием генерала В.В. Новикова, в ее состав входили следующие части и соединения: 63-я и 76-я горнострелковые дивизии, 236-я стрелковая, 6-я и 54-я танковые дивизии, 23 кавалерийская дивизия, а так же два батальона 13-го мотоциклетного полка. Это была наиболее подготовленная армия, т.к. обе танковые и стрелковая дивизия, до этого составляли основу 28 механизированного корпуса ЗВО, где личный состав был адаптирован к местным климатическим условиям и занимался боевой подготовкой на подобном рельефе местности.

Планирование операции осуществлялось под руководством начштаба ЗКВ, Ф.И. Толбухина, по его замыслу 47 армия должна была действовать по основными направлениями: Джульфа – Хой: Джульфа-Тебриз, в обход Даридизского ущелья, и Астара-Ардебиль, также армия брала под контроль Тебризскую ветвь Трансиранской железной дороги, между Нахичеванем и Хоем. В авангарде действовала 63 ГСД с приданными батальонами 13 мотоциклетного полка. Форсировав Араск, части армии устремились в глубь Ирана, 170 отдельный саперный батальон обеспечил переправу 63-й ГСД, что позволило ей, прикрывая танковые соединения, устремится к турецкой границе, попутно овладев городом Маку. Вслед за горнострелками шли танки 6-й дивизии; переправившись на фронте в 10 километров, через Араск в районе Карачуг – Кизил – Ванк, дивизия разделилась на две колонны. Переправу танкистам обеспечивали воины 6-го Понтоно-Мостового батальона. После разделения танковые клинья устремились: 1) в составе 12 тп, 2/6 мсп захватив Хой, к границе с Турцией; 2) в направлении Тебриза.

В районе Джульфа, с помощью саперов 6-го и 54-го понтонных батальонов была переправлена 54 ТД, вслед за ней, используя уже и разведанные броды, Аракс форсировала 236 МСД. 76 ГСД и 23 КД, действуя на вспомогательных участках, переправлялись: пехота в районе Яиджа (ей был придан 95 ОИСБ) а конница в местечке Кизыл-Кишлак, используя броды. 44-я армия, генерал- майора А.А. Халдеева, состояла из 20-й и 77-й горнострелковых дивизий, 17-ой кавалерийской и 24-го танкового полка. Перед ней ставилась задача выйти в Прикаспийские области и главные порты Ирана),обое внимание уделялось Бандар-е-Пехлеви). Эта операция являлась для всего фронта второстепенной, армия держала путь на Астара – Ардебиль – Решт.

На время операции в оперативное подчинение ей были переданы силы Каспийской Военной флотилии, т.к. часть войск шла вдоль Каспия. Силами армии, из числа 77-й дивизии готовилась высадка морского десанта в район Хеви, в составе 105 горнострелкового полка и 563-го артиллерийского дивизиона. Однако из-за сложных метеоусловий морякам удалось высадить лишь пехоту с личным оружием, артиллерию пришлось возвращать назад - это был единственно крупный недостаток всей операции. 44-я армия действовала в более сложных географических условиях, но, не смотря не на что, она выполнила свою двухдневную задачу за одни сутки. 20-я ГСД двигалась в направлении Херов – Кабах – Ахмед-абад – Дорт-Евляр – Тарх – Миане, самым сложным для нее было преодоление Аджа-Мирского перевала на Талышском хребте. 77-я дивизия, захватив мост через Астара-чай в районе Астары, должны были двигаться на Пехлеви. Но, поскольку недавно прошли дожди, частью личного состава пришлось усилить саперные подразделения, что не сказалось на скорости продвижения. 24-я кавдивизия состояла в резерве фронта, и двигалась по самостоятельному маршруту вдоль русла реки Карлых-Су, в направлении Джебральска, должна была захватить мост через Аракс у Худоферина и переправе на другой берег, конечным пунктом марша конников стал город Агарь. Прикрытие границы с Турцией обеспечивали силы 45-й и 46-й армий.

В воздухе господствовала советская авиация. И именно сталинские соколы были первыми, кто вступил в эту схватку: так еще в середине августа, по тревоге в небо был поднят И-153, летчика А. Ворожейкина, с информацией о нарушении воздушного пространства, однако, нарушителя обнаружить не нашлось, хотя есть косвенные данные, что пограничники поймали двух парашютистов. Перед ВОВ в ЗВО было 19 авиаполков; 11- истребительных и 8- бомбардировочных. После нападения фашистов часть из них была отправлена на запад, остальные сведены в смешанные дивизии. 4 полка участвовали в Иранской кампании, 36-й и 265-й ИАП в составе 47-й армии (на вооружении находился пушечный вариант И-16), бомбардировщики представлял 336-й полк ( ТБ-3 и СБ), майора А.С. Мозгового, о четвертом полке на данный момент сведений нет, предположительно это были отдельные разведывательные эскадрильи. Иранские ВВС располагали также 4-мя полками, однако какого либо сопротивление они, как и наземные побратимы оказать не смогли. Применение нашей авиации свелось в разбрасыванию листовок, разведывательным полетам и поиску сбившихся с пути наземных частей. Однако иранская сторона утверждает и о бомбардировках не только военных объектов, но и городов.

В результате, к исходу первых суток операции части ЗКФ полностью выполнили поставленные задачи, выйдя на линию Хой - Табриз – Ардебиль. Причины в столь крупных успехах кроются, отчасти, в деморализации противника. Боеспособность иранских войск оказалась крайне низкой, началось поголовная сдача в плен, планы призывы резервистов были сорваны, т.к. не удалось провести мобилизацию автотранспорта. 26.08.41, видимо, пережив шок, в районах Тебриза и Меку вспыхнули очаги сопротивления, которые были подавлены передовыми отрядами РККА. 24 КД в этот день, совершив марш в 70 километров, к вечеру овладела городом Агарью, а на следующий день из Средней Азии в Иран двинулась 53-я отдельная армия - что совершенно свело на нет попытки иранского командования, наладить хоть какую-нибудь скоординированную оборону, т.к. ряд иранских частей оказывали разрозненное сопротивление.

53-я армия была разделена на три группировки, на Западном направлении действовал 58-й СК генерала М.Ф. Григоровича, по центру шла 8-я ГСД полковника Лучинского, восточная группа состояла из 4 Кавкорпуса, двухдивизионного состава, генерала Шапкина. У иранцев на этом направлении были 9-я и 10-я пехотные дивизии, которые занимали очень выгодные рубежи обороны в высокогорных районах Мешхеда и Горгана, где высота над уровнем моря частично достигала 2000 метров. Но этого не произошло, т.к. 10 дивизия просто полностью разбежалась, а 9-я, предприняв попытку оказать сопротивление, но не смогла себя проявить полностью, поскольку, именно в этот день в Тегеране произошла смена кабинета министров, и новый премьер Али-Форуги первым делом отдал приказ о прекращении сопротивления, на следующий день этот приказ одобрила верхняя палата (меджлис) парламента. 29.08 иранские ВС капитулировали перед англичанами, а 30 августа перед РККА. К этому времени она вышли на линию Мехабад – Казвин, а 53 армия САВО вышла на рубеж Сари – Дамган – Сабзевар и продвинулась за Мешхед.

Англичане взяли под свой контроль Хузестан, заняли Керманшах и Хамадан, а так же продвинулись к Сенендеджу, и в порты Персидского залива. Однако Реза-шах решил оборонять Тегеран до последнего, и к городу были стянуты еще не разложившиеся части. 08.09.41 было подписано соглашение, которое определило расположение союзнических войск на территории Ирана, Тегеран высылал из страны всех граждан Германии и ее союзников, обязался не препятствовать и оказывать содействие транзиту военных грузов из Англии в Россию, придерживаться строго нейтралитета, и воздерживаться от шагов, могущих повредить делу борьбы с фашизмом. Соглашение вступило в силу с 9 сентября. Но точку на этом ставить было рано. Видимо англичане, уверовав в скорое падение режима Сталина, даже после получения всех гарантий от шаха, с поставками не спешили, а занялись переброской крупных сил на границу с Кавказом, видимо решив защищать нефть до последнего.

Помимо всего прочего Черчилль и Ко начали, обвинять Реза-шаха в тайном пособничестве Германии, так это или нет, но Сталин и здесь пошел на уступки. 12.09. посол Великобритании в Москве Криппс, сначала от себя лично, начал выяснять вопрос о смене правления в Иране. После ряда политических, тайных баталий, когда кандидатуры одной стороны не устраивали другую, выбор пал на сына Резы, молодого и неопытного хана - Моххамеда Риза Пехлеви. Это фигура устраивала всех. 15.09 союзники вошли в Тегеран, 16 сентября произошло отречение Реза- старшего. Сталин вывел последние части Советской армии уже после войны, хотя Черчилль не единожды намекал, что англичане в этом регионе справятся сами. Описываемые события приходились на самый драматический для нас период Второй Мировой, и, задействовав в акции три полнокровные армии Ставка, конечно же, не хотела терять полученного.

К столь гладкой операции наших войск в Иране стоит относиться критически, с научной точки зрения. До сих не опубликованы данные по потерям среди наступающих частей, и масса других документов, видимо не пришло еще время увидеть им свет. На лицо мы имеем следующие факты - с военно-политической точки зрения операция прошла, блестящи, за исключением прокола с высадкой десанта - наша армия не допустила сколь-нибудь заметных промахов(у англичан было ЧП, когда летчик сбил своего). Да, иранцы - вояки аховые, верховный правитель популярностью не пользовался, армия влачила полуголодное состояние, и требовала немедленной модернизации. Но и наши части еще не имели того вооружения, которое вошло в историю, как Оружие Победы.

Однако. Умело, используя мотоманевренные отряды, в тяжелых географических условиях Северного Ирана, наши войска сумели сделать все, согласно планов Ставки. Здесь, несомненно, нужно снять шляпу перед саперами, буквально на плечах вынесших батальоны на сушу и равнину. Не даром для этих целей были привлечены 11 батальонов и 31 отдельная инженерно-саперные и понтоно-мостовые роты. В историю наших ВС эта акция вошла, как «рейд саперов». Также стоит отметить хорошо проведенную разведку, во всех ее проявлениях и граммотное планирование всей операции. Войска, прошедшие школу Ирана хорошо себя зарекомендовали на фронтах с немецкими захватчиками. Здесь не могу не упомянуть о 44-ой Кавдивизии, которая практически полностью погибла при обороне Москвы, на Волоколамском направлении, у деревни Крюково….А начинало соединение свой боевой путь именно с Ирана. Через небольшой отрезок времени, Советское руководство изыскало средства для обучения иранских пилотов, а когда наши войска покидали эту страну, местным ВС были переданы самолеты Як-7 и Ил-2, что говорит о взаимодоверии между нашими государствами. Возможно, что именно тогда и появились зачатки тех безоблачных отношений между нашими государствами.

Источник: http://www.almanacwhf.ru/?no=4&art=3